Статистика

Вступить в клуб любителей бега «Виктория»

Нью-Йорский марафон – 2010. Впечатления участника.

Если сказать одним словом, то свершилось - пробежал Нью-Йорский марафон.  Но в данном утверждении нет и доли гордыни, лишь жёсткое утверждение и подтверждение свершившегося факта. Почему Нью-Йорк, что за стремление в данном ежегодном событии видеть  масштабность происходящего? Может, это искусственный пиар, которым так искусно владеет западное общество, а цель одна -  получение прибыли? Наверное, действительно надо пробежать марафон в Нью-Йорке, чтобы понять пару простых истин.

Итак, почему Нью-Йорк? «Познайте Истину,  и Истина сделает вас свободными»: говорил Христос. Человечество сошло с ума, список безумий таков, что можно удивляться  существованию сего мира - войны, финансовые кризисы, которые сами напоминают войны, разрушение цивилизаций с многовековыми культурами, подгонка  всего мира под некий бездушный штамп всемирной глобализации. Нью-Йорк - современный Вавилон, пожирающий Мир, финансовый центр, центр масскультуры. Бездоказательно утверждаю, что смыслом жизни является сама жизнь и, как следствие, её цель - совершенствование личности.

Это очевидно для любого думающего человека. Поэтому противоположное должно компенсироваться  противоположным, так и Нью-Йорк, масштабы производимого зла приводят к одичанию духа, и человек интуитивно стремится к спасению. Самая простая форма совершенствования является Бег. Если в прошлом человек уходил в пустыню, в горы, в скиты, в монастыри, то современный человек вынужден (должен) вносить совершенство в собственную жизнь.

Общее впечатление, что все жители этого города только и заняты тем, что бегают с утра  до вечера, и это действительно средство спасения. Опускаем вопрос о достаточности применяемых средств, но факт интуитивного движения возможно(го) существует и на дорожках Центрального парка и Ривер-сквера, и на трассе самого марафона, как экстремальной формы обращения к традиции, когда мир рушится и всё против человека, идея «эсхатологического собора».

Здесь в современном Вавилоне обострение противоречий с Миром, с человеком достигает трагического самовыражения… Многие считают, что бег доставляет только удовольствие и прибавляет здоровье. Упрощённая точка зрения  материалистов, которые в стремлении к полноте бытия  хотят получить как можно больше впечатлений и удовольствий.  Но через пару поколений

Но современный человек выбирает именно марафон, который кроме радости доставляет и боль, и страдание, и мучительное преодоление.

 общество  с такой философией окажется в пещерах  и действительно будет бегать за живностью, чтобы добыть себе пропитание. Но современный человек выбирает именно марафон, который кроме радости доставляет и боль, и страдание, и мучительное преодоление. И в этом заключается загадка современной цивилизации.

Мысль пробежать Нью-Йорский марафон родилась спонтанно и неожиданно для самого себя. Вот уже с 1999 года стараюсь пробегать один  марафон в год за рубежом. Но в последнее время всевозможные кризисы (личные и, как сейчас говорят, общечеловеческие) вносили изменение в жизнь.

В голову лезли всякие предапокалиптические мысли, к тому же жизнь неизбежно подкатывала, казалось, к невозможному - пятидесятилетию. И первое пятидесятилетие наступало у жены. Она решительно заговорила, чтобы отметить его где-нибудь подальше от Москвы. Полистав международный календарь, выяснилось, что 7 ноября марафон в Нью-Йорке. Ну, разве не далеко от Москвы?

Как глоток свежего воздуха, как выстраданная (выбежанная) необходимость, в этом году  открывается сайт «42km.ru», с современным видением, интеллектуальным и творческим подходом к казалось бы избитой теме - бег. Сайт объявил регистрацию на марафон и, наверное,  впервые в истории бега в России появилась такая возможность  для простого любителя бега. И невозможное стало возможным. 

Сказать, что я к марафону специально готовился, будет лукавством. В последние годы я пробегаю 6- 9 марафонов в год. Да, какие-то проходящие, на каких-то  хочется пробежать на пределе своего состояния, но главный принцип выступления - «всегда». И если бег «пошёл»  на каком-либо старте, то такой ситуацией надо максимально  воспользоваться, уж слишком марафон тонкая вещь и на твоё состояние может повлиять множество факторов.

Конечно, тренировки были скорректированы под Нью-Йорк, но хотелось пробежать и ММММ и Королёв. Этот год вообще тяжёлый, много работы, частые командировки, да и климат становится неблагоприятным - аномальная жара летом, все эти факторы приходилось учитывать в период подготовки и беговых занятий. Я аккуратно, преодолевая трудности, упрямо проделывал необходимую работу и, как следствие, довольно успешно для себя выступил на ММММ (3:25). Уверенности прибавилось, я чувствовал и прилив сил и то, что физически окреп, и психологически стал устойчив.

Казалось, всё идёт, как идёт. А вот излишняя уверенность подвела, решил пробежать Королёвский марафон в спокойном темпе, как длительную тренировку. Так оно и получилось, в лёгкую закончил марафон  (3:36), но на следующее утро не смог наступить на правую ногу, резкая боль не позволяла спокойно ходить,  не то что бегать. До старта в Нью-Йорке оставалось шесть недель. Отказаться от участия просто немыслимо, столько усилий, времени и средств… 

И вот врачи, поликлиники, самолечение, всё это пришлось пройти и главное - бег через боль, когда отёкшая нога по утрам упрямо не хочет слушаться. С огромным трудом к отъезду из Москвы 4 ноября собрал себя, и даже вышел на желаемую скорость в тренировках. Если 6 минут на км  были  пределом возможного в этот период, то к отъезду уже вышел на темп  5 минут. Затеплилась надежда. 

Москва провожала пасмурным небом, лениво моросил дождь, в такую погоду хорошо пробежаться по пустынным аллеям  в Измайловском парке или по кроссовому кругу стадиона «Энергия». Время начинает деформироваться, и ты уже прикасаешься к ушедшим в небытиё годам, возвращаются запахи, чувства и переживания безвозвратно ушедших лет. Но сейчас уже устремляешься дальше туда за океан, через Атлантику к новым впечатлениям и переживаниям. Десять часов перелёта, и ты стоишь на выходе из аэропорта имени Кеннеди в очереди на такси.

Такси действительно жёлтое, ты садишься на заднее сиденье и через окошко, разделяющее шофёра и пассажиров, на кривом английском пытаешься объяснить, куда надо ехать. Жидкокристаллический экран отслеживает движение машины. Машина просторная и удобная легко катит по магистралям города, трудно поверить, что ты на другом континенте, но обыденность берёт тебя в свои привычные сети.

Сбросив вещи в номере гостиницы, с женой не утерпели и решили пройтись по ночным улицам Нью-Йорка. Перейдя один квартал оказались на Бродвее, смеёмся, сколько раз друг другу предлагали иносказательно: « Пойдём прошвырнёмся по Бродвею», а тут действительно не спеша дефилируем по тому самому Бродвею. Улица как улица, магазины, кафэшки, снующие обитатели города разных внешностей и содержания.

Разница во времени с Москвой пока 7 часов, в ночь на день старта 7 ноября разница будет уже 8 часов. Рано утром  выбегаю на пробежку в Ривер-сквер. Он поражает своей продуманностью, вокруг сквера, который тянется вдоль Гудзона, проложены автомобильные магистрали, но бегая в сквере совершенно не чувствуешь близость их. Напротив, вокруг ухоженный парк, беговые дорожки и тишина, спустившись к Гудзону, слышишь как вода плещется у берега, она совсем близко подступает к беговой дорожке. Тело привычно и радостно реагирует на бег, приходится себя сдерживать, чтоб оно не разогнало себя до полного восторга от скорости и наполняющей силы мышц, боль в ноге нудная, но бежать не мешает. С первыми лучами Солнца на дорожках появляются бегуны, их с каждой минутой встречается всё больше и больше.

 На первый день запланировано  получить нагрудные номера, для этого на метро направляемся на 34 стрит, где должны встретиться с командой «42км.ру». К моему удивлению, пришло только пять человек, остальные как сообщили, в «свободном полёте». Не хочу никого осуждать, конечно, марафонец подобно одинокому волку, бегающему по лесам, но на время марафона всё же, эти волки имеют склонность собираться в стаю. И если приехала команда, я полагаю, следует выразить друг другу почтение, тем более, находясь вдали от Родины.

 На следующий день программа марафона предлагала так называемую дружескую побегушку. К сожалению, мы не нашли на оговоренном месте нашу команду, видимо не там стояли и пришлось проследовать за бегунами, которые всё больше и больше заполняли улицы города. Они нас привели на площадь, где стояла многотысячная толпа бегунов с флагами, плакатами. Найти в такой толпе своих представлялось просто невозможным, но чудо, когда некая торжественная часть закончилась, увидели знакомые лица из нашей команды, радости было, словно увидели родных людей.

 Смысл всей этой побегушки, видимо, просто общение и представление команд, приехавших на марафон. Многочисленностью выделялись французы, итальянцы, голландцы.  Жалко, что пока проводил видеосъёмку, потерялся   в толпе  бегунов. Народ искренне радовался и предавался бегу по улицам Нью-Йорка. Меня же не покидало чувство, что я чужой на этом празднике жизни. Одиночество в многотысячной толпе, состояние сугубо личностное и поучительное, к сожалению, на следующий день оно стало отрицательным фактором  в марафоне.

 Я так и не стал частью этого Собора марафонцев. Привыкший к одиночеству в тренировках, бегая по лесам, в темноте, уходя от суетности мира, мысли начинают течь спокойно и размеренно, время замедляется и ты становишься сопричастником Вселенной. И даже появляясь на соревнованиях, ты лишь встречаешься с  себе подобными бегунами, радуешься встрече и в этакой стае черпаешь уверенность и чувство, что ты часть чего-то большого. Причём это состояние было со мной и на зарубежных марафонах, ну а на домашних марафонах - тем более. Ведь мы сами путь и в нас истина.

 Здесь в Нью-Йорке попадаешь в круговорот событий и невольно встраиваешься в ритм этого города, как в воронку он тебя засасывает прямолинейностью улиц, поглощающими тебя громадами зданий, шумом мчащихся поездов метро и чем-то ещё, от чего хочется бежать или убежать . Ты растворяешься в нём и смотришь на него, из себя так и не выйдя. Спасался от города я уже после марафона, когда рано утром вбегал в Центральный парк и включался в привычную круговерть бегущих по дорожкам бегунов. Но было уже поздно, побегушка внесла сомнения, праздность не есть свойство марафонцев.

 Марафон завтра, а Центральный парк полон бегунов, велосипедистов, роллеров и всех замороченных на здоровье и движении. Но марафон - это другое. Те, кто бежит марафон, должны быть такими же традиционалистами, как и мы,- думал я.  Кто гонится за снижением веса и здоровьем, пыхтят в сквериках. На сердце от этих мыслей немного отлегло, значит, завтра всё же будет торжество человека и, если хотите, преодоление человека.

«Бездна призывает бездну», написано в Псалтыре.  Сорок пять тысяч человек  заявили своеволие, что не признают отступничества, свойственного современному миру.  Марафон - интуитивное движение возможного. В эдакой стае, попытке пройти сквозь стену, угасающая цивилизация бежит траекторией своих сумерек. А по пути ли мне с ней, увлекаемой потоком пульсирующей  с животным инстинктом стае человеков?  Но чем дальше бежишь, тем меньше мыслей, чем дольше страдания, тем больше очищения, пробуждения новозаветного огня. Вот так, балансируя между двумя безднами, небом и землёй,  в контексте традиции - бездна марафона ставит  сверхзадачу, заложенную высшим началом.

 Ещё было темно, когда на  улицу с символическим названием «42 стрит» начали стекаться потоки марафонцев. Лица сосредоточенные, в движениях привычная устремлённость, как огромный слаженный механизм, марафон организационно втягивал участников в свои жернова. Наша небольшая часть команды встретилась у метро, Андрей пришёл  с Российским флагом, обменялись приветствиями, сфотографировались на память и направились в автобусы. Когда приехали в стартовую деревню, уже рассвело и только здесь в полной мере ощущаешь масштабность предстоящего действа.

 Наверное, в средневековье перед битвой так стягивались к месту побоища полки, чтоб заявить своеволие, подумалось, видя снующих и готовящихся к своей битве со временем марафонцев. Наша команда тоже разбила свой бивак на траве, никого равнодушным не было, эти минуты перед стартом, думаю, навсегда связали нас невидимою нитью. Время пролетело быстро, по крайней мере, для меня. Уже находясь в стартовом коридоре, не мог отстраниться от наблюдения за окружающими людьми, к сожалению так и остался наблюдателем до конца марафона.

 Главной задачей было сохранение тепла, кто сидел, кто пытался двигаться в пространстве, где с каждой минутой становилось и тесно, и жарко от прибывающих марафонцев. Люди, явно привыкшие к длительному бегу, - это  те «чайники», не все из которых  добегают до финиша, как обычно считают наши комментаторы, ведущие репортажи с ведущих городских марафонов.

 Здесь на марафоне собираются люди далеко не случайные, для них бег не только образ жизни, но и образ мышления, перед каждым стоят свои конкретные задачи, понятные только им одним. И то делание, опыт, является безусловной личностной ценностью каждого бегуна, которые стояли со мной рядом плечом к плечу на старте. Уверен, этот практический опыт и есть то, что не разрушает, а соединяет границы языковые, национальные, религиозные, сохраняя неповторимую личность каждого. Но вот наступил момент, когда людской поток потихоньку стал продвигаться к месту старта.

 Над коридором нависло не возбуждение, как на массовых мероприятиях, а сосредоточенность, устремление к простой, но так и не понятой цели, такое напряжение в воздухе можно испытать только на марафонах или в моменты перед сражением, наверно (нет личного опыта). На ходу народ начал раздеваться, скидывая одежду под ноги или забрасывая в кусты, на обочину дороги или на забор. Данное явление традиционно для Нью-Йорского марафона, в этом есть, что-то отчаянное, словно бросаешь шапку перед дракой, ну порву сейчас всех. Натянутая стрела, состоящая из марафонцев, в ожидание старта бережно сохраняла тепло своих тел.

 Как бы между прочим вывели элитную группу. Представили ведущих участников, почему-то стало обидно за Ротлина, за то, что приветствовали его слабо, когда представили Гебрселасcие, публика взорвалась приветствиями. Я тоскливо посмотрел на ясное голубое небо,  на нём ни облачка, лишь голубая беспредельность, что-то стало так тесно в гуще стоящего в ожидании народа, побыстрее бы на волю. В небе  кружило множество вертолётов, самолётов, таскающих за собой баннеры, улыбнулся, вспомнился эпизод из  «12 стульев», когда Бендер описывал, как будут проводиться мировые шахматные турниры в столице Нью-Васюки, мультяшные мосты, аэропланы, паравозы.

Банально прозвучал выстрел, зазвучал голос Синатры «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и, словно пчёлы из улья, бегуны стали вылетать из створа старта. Я бодренько подпрыгнул с поднятыми руками, надеясь попасть в телекамеру, и набравшись серьёзности, припустился по мосту, бежалось подозрительно легко. На мосту тесно не было, темп взял почти сразу.

 Обычно, на первых километрах стараешься, потихоньку прислушиваясь к себе, найти ту необходимую скорость, к которой готов именно в настоящий момент. Но сейчас не до этого, поток бегунов стремительно уносит вперёд, решаешься держаться выбранного темпа, пока есть силы. Хотя такая тактика к успеху  никогда не приводит. Парапет на мосту довольно низкий и позволяет осмотреть Нью-Йоркскую бухту  и выход в океан. Но окружающий пейзаж не задерживается в голове, всеми силами пытаешься сосредоточиться на беге, но такое нужное  внутреннее состояние не приходит, словно бежишь эстафету, а не марафон. А тут уже вбегаем в Бруклин.

 Сразу натыкаюсь  глазами на чудика с плакатом  «get out of Brooklyn»,  думаю, что за хрень? В Бруклине попадаешь в коридор болельщиков, их энергетика так сильна, что усилием заставляешь не реагировать на их искренние и доброжелательные эмоции, иначе  сгоришь как мотылёк в огне. Уткнувшись глазами вниз, ограничиваешься двумя метрами асфальта и, переместившись на середину улицы, пытаешься опять сосредоточиться, но от атмосферы марафона не убежишь. Вокруг кипят не шуточные эмоции. Может, многие ради этой атмосферы и бегут марафон, и если бы у нас были такие же болельщики, так и у нас количество участников подтянулось бы, - неожиданно пришла в голову крамольная мысль.

 А что эти ребята, кто бежит рядом, наверное, себя героями чувствуют, по крайней мере, этого дня. После сидения в офисе,  упорных пробежек на тренировках в одиночестве, под дождём, ну разве не заслужили они такого праздника, за терпение, за верность (бегу), за лишения (не съел лишний кусок бифштекса). Но  факт остаётся фактом, для жителей Бруклина Марафон - это зрелище, к нему они готовятся, они его ждут, и вот искренне болеют. Может быть, здесь живут простодушные простые люди, не избалованные современной цивилизацией? Вон в Москве, всё круто - пивные фестивали, рок-тусовки, какой там марафон, что за деревенщина.

 Мои наблюдения никак не сочетались с бегом. Уже начал сердиться на себя, а улица, по которой бежали, была неимоверной длины. Казалось, вот так и добегу до финиша, но на марафонах так не бывает.

 Время пролетело быстро, за мимолётными наблюдениями, никчёмными рассуждениями,  бег сам по себе, я сам по себе, добежал  и до моста Квинсборо, начинаю на него карабкаться. Надо сказать, что мост этот производит жуткое впечатление- мрачный с  нависающими сводами, старыми столетними конструкциями ещё клёпанного металла, инстинктивно смещаешься на левую сторону моста к его краю, где кажется,  и воздуха и света  больше. Я чувствую, что мой лёгкий бег переходит в вымучивание каждого шага, в глазах темнеет, лёгкое головокружение, но я стараюсь поддерживать темп, и подъём терплю смиренно с полной уверенностью, что дальше будет  только ещё хуже.

Но вот подъём заканчивается и на спуске приводишь себя в порядок, подсчитываешь потери, энергетические, конечно. Силёнок должно хватить до финиша, уверенно решаю я. После моста, ещё не придя в себя, на спуске делаем крутой поворот и вбегаем в Манхеттен.

 Болельщиков кажется ещё больше, но из-за большой ширины улицы, они  далеко от тебя. Неожиданно возгласы: «Саша, Саша», приковывают мой слух и внимание, уже оборачиваясь, вижу, как моя жена с местными болельщицами кричат мне вдогонку. Ну, думаю: « жизнь налаживается».

 На отметке 25 километров фиксирую очередную пятёрку 24:45, на мосту потерял темп, но всё пока в пределах допустимого. Первое авеню, по которой бежим, что-то вроде  полосы аэродрома, улица прямая и покрыта бетонными плитами, на таком жёстком покрытии  мои ноги начинают вязнуть, ощущение, что бежишь босиком, да и психологически настигает, так называемый, синдром Фрунзенской набережной, когда ты растворяешься на таком широком проспекте, и бежишь словно  по огромному столу, который не кончается никогда, сколь не прикладывай усилий.

 То, что произошло дальше, напоминает кошмарный сон, когда сил - вагон, а ты пытаешься сдвинуться и не можешь, бег во сне - чудовищная пытка, не правда ли? Ты можешь себя ненавидеть и презирать, но не в силах ничего изменить, беспомощность, переходящая в безразличие. Забитость мышц и всевозможные синдромы, что в принципе привычно для марафонца, вещь преодолимая, но начинает сводить сначала задние поверхности мышц, а потом и все ноги. Скорость приходиться сбрасывать, иначе судороги и вообще не добежишь, очередная отметка на 30 км 25.18. Марафон только начинается, а ты уже в плачевном состоянии. Втягиваешься в нудное и бездарное добегание.

 

Вбегая в Бронкс, понимаешь, что марафон для тебя закончился, бежишь по 6 минут км, торопиться уже некуда и нечем, пространство перед тобой начинает расширяться, ты замечаешь, что вокруг праздник продолжается. Поток бегунов как река течёт мимо меня, я же  стою, словно на берегу реки и тупо на это взираю, полное фиаско. Но оставшиеся 12 километров, хоть медленно, но надо пробежать.

 Импульсивно ищу выход из сложившейся ситуации, подбираю предельную скорость (хотя какая уж  там скорость), которая хоть как-то, но позволяет передвигаться. Такие марафоны, конечно, бывают у каждого бегуна, когда приходится добегать, а не бежать, они не приносят ни удовлетворения, ни радости, и их хочется побыстрее забыть. Мышцы периодически скручивает болью, постоянно находясь в мучительном положении, упорно продвигаешься к заветному финишу, который теперь может принести только освобождение от этой муки.

Но вот вбежал в Центральный парк, пытаешься убедить себя, в том, что надо радоваться происходящему празднику, запомнить все мелочи и атмосферу марафона. Когда такое ещё увидишь?

И вот всё кончается, в жизни всегда всё кончается, осторожно вбегаю в финишный створ и опускаюсь на грешную землю. В полёте провёл 3:40:03, какая гримаса бега, раньше считал, всё, что медленнее 3:40 - неудача. Но если бы пробежал, пусть и с таким результатом, но ровно – наверное, было бы удовлетворение. Пока шёл  по аллее к своему автобусу, пытаясь понять ошибки, подбегает жена. Как она сюда прорвалась, если все подступы финишной зоны перекрыты, а найти меня среди тысячи бегунов?! Вместе получив одежду, пешком направляемся в гостиницу. Народ на улице подходит, поздравляет - так может не так всё плохо. 

В следующие дни, бегая в Центральном парке, настроение  было  сродни осенним краскам самого парка, склонившимся деревьям над Большим прудом и гаревыми дорожками аллей. Фигурки бегунов, вокруг и рядом, скользили во времени и пространстве, я потихоньку включался в этот людской водоворот, сердце наполнялось спокойствием и каким - то умиротворением. Выбегать из парка не хотелось. Шелест листвы под ногами напоминал о Москве, о глубокой осени и наступающей зиме.

 Почему не все люди бегают?

В мыслях промелькнул  клубок  житейских проблем, ворох запутанности  людских отношений, всё, из чего состоит современный человек.

- Почему не все люди бегают? - задаю снова и снова сакраментальный вопрос.

- Бег очищает людей, мысли становятся чище, спокойнее, в огне марафонского страдания проблемы остаются за спиной, человек словно рождается заново.

Беспринципность современной жизни, стремление к личному благу любыми средствами, помрачение сознания, человеческую гордыню - можно преодолеть  марафонским бегом. Страдание  очищает человека и возвышает его. Пока  встречаем бегущего человека  в Москве или в Нью-Йорке, в Париже или в Омске  и на любых других беговых дорожках Земли - не произойдёт угасание человеческого духа.

Автор Александр Смирнов

Подготовил: Сергей Коваль

 Источник: http://www.42km.ru/items/57

Дата публикации:

Читайте также:

15 апреля 2011, 19:50 - Прощай, грусть
15 апреля 2011, 19:29 - Алексей Гришин: чтобы получить хороший контракт, человек должен подходить с точки зрения внешности, уметь общаться, показать себя...
15 апреля 2011, 18:41 - Олимпийский калейдоскоп. ПЕРВЫЙ СТАРТ — В МАЕ
15 апреля 2011, 18:35 - Рекорды еще впереди
15 апреля 2011, 18:28 - Игорь Заичков: Лондон, Сочи, Минск – все рядом, все близко
15 апреля 2011, 18:10 - В Европе Насте уже тесно
15 апреля 2011, 17:54 - Юрий Борзаковский: Пробежать дистанцию в 800 метров быстрее 1 минуты 40 секунд - это космос
15 апреля 2011, 17:34 - Португальский вояж
15 апреля 2011, 17:26 - Принудительное вегетарианство
15 апреля 2011, 17:19 - Вопрос пола
13 апреля 2011, 23:56 - Теракт в минском метро совершили токарь и электрик. Сегодня в пять утра они дали свои показания.
12 апреля 2011, 23:16 - БФЛА и национальная команда выражают соболезнования семье бронзового призера Олимпийских игр в метании диска Василия Каптюха в связи со смертью сына и всем семьям погибших во время взрыва в Минском метро
12 апреля 2011, 19:14 - В Казани завершился Чемпионат России по акватлону – подводной борьбе в ластах
11 апреля 2011, 16:34 - Давайте кушать солнце!
11 апреля 2011, 16:29 - День рождения паутины

Календарь событий


Журнал
"Мы выбираем бег"

Журнал "Мы выбираем бег"

Партнеры:

tri.by - Триатлон в Беларуси

Клуб любителей бега «АМАТАР»

Run4Fun.by

ПроБЕГ в России и мире

Мир легкой атлетики

Белорусская федерация легкой атлетики

Клуб любителей бега «Свитанок»

Статистика