Статистика

Вступить в клуб любителей бега «Виктория»

Четыре медали Лассе Вирена - легенда ХХ века

 

Давно ушли в прошлое те времена, когда великолепные финские стайеры во главе с Пааво Нурми блистали на беговых дорожках мира, завоевывая олимпийские медали. Казалось, что это процесс необратимый. Но в начале 70-х годов произошло как бы "второе рождение" финских бегунов. На первенстве Европы 1971 г. 30-летний Юха Вяятяйнен одержал убедительные победы в беге на 5000 м (13.32,6) и 10000 м (27.52,8). В начале олимпийского сезона 1972 г. Пекка Васала пробежал 800 м за 1.44,5. Мировой рекорд на 2 мили установил Лассе Вирен. О. Суомалайнен выиграл Бостонский марафон. Выдающиеся результаты на 3000 м с препятствиями стали показывать Тапио Кантанен и Пекка Пяйваринта. Все это дало основание рассчитывать на успешное выступление стайеров Финляндии на Олимпиаде 1972 г.

На стадионе в Мюнхене все с нетерпением ждали выступления в беге на 10 000 м признанных фаворитов - англичанина Дэвида Бедфорда, бельгийца Эмиля Путтеманса, Мохамеда Гаммуди, наконец, Мируса Ифтера из Эфиопии. В прогнозах упоминалось также имя 23-летнего финна Лассе Вирена, но вряд ли кто-нибудь верил в его победу. Слишком сильны и имениты были его соперники.  Со старта бег повел Бедфорд. Самоотверженно "тащил" он за собой вереницу из 14 бегунов. Еще не была пройдена половина дистанции, как на дорожке случилось непредвиденное: упал, наступив на бровку, Гаммуди, а за ним Вирен. Гаммуди не находит в себе сил продолжать бег, но Вирен быстро встает и бросается в погоню за ушедшими вперед соперниками. Вскоре он настигает ведущую группу, а когда до финиша остается менее километра, ускоряет бег. Вслед за Виреном устремляется Путтеманс. Но все его усилия напрасны. Лассе Вирен приносит своей стране золотую олимпийскую медаль, пробежав дистанцию за 27.38,4 и установив новый мировой рекорд! Последние 1000 м были пройдены за 2.29,2. Скорость поразительная для стайера.

В последний, 17-й день Олимпиады состоялся бег на 5000 м. В ведущей группе вместе с Путтемансом, Гаммуди и Виреном оказываются американец Стив Префонтейн, англичанин Йан Стюарт и представитель ФРГ Харальд Норпорт. Верный своей тактике, Вирен делает длинное ускорение в конце дистанции. На предпоследней прямой вперед выходит победитель предыдущей Олимпиады Гаммуди, но ненадолго. Последние 100 м Лассе бежит в одиночестве и завоевывает свою вторую золотую медаль со временем 13.26,4. Последний километр пройден им за 2.26,4, 1500 м - за 3.44,7, 800 м - за 1.56,2 и последний круг - за 56,11. Пожалуй, Вирен единственный в мире бегун, способный на столь длинный спурт. Вслед за Ханнесом Колехмайненом, Эмилем Затопеком и Владимиром Куцем Лассе Вирен становится одним из немногих стайеров, одержавших двойную победу на олимпийских играх.

Секрет успеха Вирена - это его великолепные физические данные, экономичная, совершенная техника бега и рациональная тренировка. При росте 180 см Лассе весит 60-61 кг.

В период после Олимпиады Вирен остается в тени. Его лучшим достижением в межолимпийском четырехлетии была бронзовая медаль в беге на 5000 м, завоеванная на первенстве Европы 1974 г. в Риме. А на 10000 м Вирен финишировал лишь седьмым. Объяснялось это, с одной стороны, желанием не растрачивать силы, сделав ставку на Олимпиаду в Монреале, а с другой - состоянием здоровья. Много сил отняло у него лечение бедра, закончившееся операцией. Участие в Олимпийских играх было поставлено под угрозу жесточайшим гайморитом.

Но в 1976 г. Вирен снова на беговой дорожке и день за днем, месяц за месяцем пунктуально выполняет чрезвычайно напряженный план олимпийской подготовки. Этому не может помешать даже свадебное празднество. Однако мало кто верит, что Вирен сможет повторить свой мюнхенский успех. Поэтому всех поразило заявление Лассе, сделанное им в Монреале на пресс-конференции. На вопрос, кого из противников он считает наиболее опасным, Лассе ответил: "Таких нет! Я убежден, что являюсь номером один, а все остальные придут к финишу после меня!"

Предварительный забег на 10 000 м в Монреале заставил многих усомниться в серьезности этого заявления. К финишу Вирен пришел только третьим, проиграв англичанину Энтони Симмонсу более половины последней прямой. Большое впечатление произвел на всех португалец Карлос Лопеш, прозванный "кометой сезона". Он легко победил в забеге и, судя по всему, был в превосходной спортивной форме.

Именно Лопеш захватывает лидерство в финальном беге. Пройдена половина дистанции, и Лопеш взвинчивает темп. За ним как тень следует Вирен. Неподалеку англичанин Брендан Фостер и бельгиец Марк Смет. Но за круг до финиша финн выходит вперед и выигрывает золотую медаль со временем 27.40,38.

Бег на 5000 м состоялся в Монреале 30 июля. Здесь фавориты - представители Новой Зеландии Родней Диксон и Ричард Квэкс, показавшие в предварительном забеге великолепное время 13.20,34 и 13.20,48. Вначале темп бега невысок. Но вот вперед выходит Вирен, и скорость возрастает. К последнему километру он все еще впереди. Заключительные 1000 м см пробегает за 2.29,35, последний круг - за 55,0, последние 200 м - за 27,0 и последние 100 м быстрее 13,0! Вступить в борьбу с Виреном пытается Р. Квэкс. На последнем повороте он поравнялся с финским стайером, но больше ничего сделать не мог. Лассе Вирен заканчивает бег со временем 13.24,76 и становится первым в мире стайером, дважды победившим на олимпиадах на обеих длинных дистанциях.

Через день Вирен принял участие в марафонском беге и был на финише пятым с результатом 2:13.10,8.

После Олимпийских игр в Монреале прошло четыре года. Что же делал в это время Вирен? Собирается ли он участвовать в Московской олимпиаде? В это межолимпийское четырехлетие финский бегун снова "сошел со сцены". Травма голени, и долгое время мы не видим его на беговой дорожке. Ни в 1977-м, ни в 1978 г. его имени нет в списках лучших стайеров мира. Но в 1979 г. он снова появляется в этом списке на скромном 23-м месте в беге на 10 000 м. Однако в октябре Вирен принимает участие в пробеге Париж - Версаль и занимает 3-е место после своих давних противников Карлоса Лопеша и Брендана Фостера. В конце марта, участвуя в 10-километровом пробеге по дорожкам центрального парка в Нью-Йорке, Лассе Вирен опередил 4112 соперников и был на финише первым.

В. П. Теннов
"Легкая атлетика", № 6, 1980

 

Лассе Вирен о марафоне

Очень хорошо помню, что я думал о марафоне за три с лишним года до Олимпийских игр в Монреале. Тогда он казался мне ужасно длинной дистанцией, если учесть, что и 10 километров, состоящие из 25 кругов по беговой дорожке, уже угнетают своим однообразием. Правда, в марафоне нет кругов, но их «заменяют» бесконечные километровые столбы.

31 июля 1976 года я впервые вышел на старт марафонской дистанции в числе 76 крепких, выносливых бегунов из самых разных уголков мира, даже из Новой Гвинеи.

По сравнению с ними я находился в самом не выгодном положении, так как был единственным бегуном, уже участвовавшим в соревнованиях на 5000 и 10 000 метров с их предварительными забегами. А все остальные участники марафона были совершенно свежими. Даже Франк Шортер не осмелился стартовать на 10 000 метров, сохраняя силы для марафона. Я же лишь вчера вечером участвовал в финале бега на 5000 метров.

На старте марафона я постарался избавиться от навязчивой мысли, что еще ни одни бегун за всю историю олимпийских игр не брался за такое дело. Лишь Эмиль Затопек в 1952 году в Хельсинки выиграл марафон, а также соревнования на 5000 и 10 000 метров, но тогда на «десятке» не было предварительных забегов. А перед марафонским бегом у этого «человека-паровоза» было трое суток передышки.

К тому же участники забега были опытными, стреляными воробьями, знали, на каком этапе нужно прибавить скорость, как рационально пользоваться напитками на трассе и какой график скорости наиболее разумен.

Правда, как-то я пробежал по дорогам Мюрскюля марафонскую дистанцию в одиночку и без питания за 2:40. Некоторые, видимо, считали меня человеком, страдающим манией величия, что, в сущности, могло показаться не столь уж далеким от истины.

Однако прежде чем я начну рассказывать о тех мучительных переживаниях, которые выпали на мою долю в олимпийском марафоне, мне хочется объяснить, почему я отказался от своей клятвы трехлетней давности не участвовать в марафонском беге и отправился «считать» километровые столбы.

Очевидно, марафон распалял мою душу и стал своеобразным вызовом, поскольку я только и слышал разговоры о том, что никто не сможет повторить достижение Эмиля Затопека. Осенью 1975 года мы обсуждали с Ролле Хайккола, стоит ли мне пробовать свои сипы в монреальском марафоне. После многомесячного раздумья я решил, что приму участие и в марафоне, но без излишней рекламы. Во время тренировок в Кении в марте-апреле у меня появилась уверенность в удаче.

В мае намеревался вместе с Сеппо Туоминеном принять участие в марафонском беге в Оулу, по результатам которого решался вопрос о кандидатах на Олимпийские игры. Однако Сеппо получил травму ноги, а меня начала беспокоить гайморова полость. Никто из нас на старт в Оулу не явился. Тем не менее Олимпийский комитет Финляндии предложил мне принять участие в марафоне, и я согласился.

После того как я завоевал две золотые медали, желание участвовать в марафонском беге выглядело не слишком убедительно, однако упрямый мой нрав не разрешал мне выйти из игры. Раз уж я заявлен на марафон, то побегу. Хотя бы во избежание кривотолков.

Вот, собственно, и все причины, объясняющие, почему в день марафона я стоял во втором ряду участников почти крайним слева и ждал стартового выстрела.

Однако прежде мне пришлось подумать о питании. Мои запасы энергии были исчерпаны после бега на 5000 метров, а для их пополнения ни времени, ни подходящей обстановки не было. Если бы я плотно поел на ночь, то это помешало бы нормальному сну. Поэтому вечером, накануне марафона, мой рацион состоял в основном из богатой углеводами пищи, которые эффективно снабжают организм энергией. Я съел немного фруктов, черники, мяса, много хлеба, овощей и запил все это молоком. Перед сном принял лицетин и витамины и лег спать в 11 часов вечера.

Не буду напрасно разыгрывать из себя хладнокровного героя и уверять, что спал беспробудным сном. Победные 5000 метров периодически виделись мне во сне, и я просыпался примерно каждые два часа, зажигал свет и смотрел на часы. Переживания оказались настолько сильными, что сон был очень беспокойным и чутким, как и после бега на 10 километров. А мне необходимо было полностью расслабиться перед 42-километровой дистанцией по асфальтовым улицам Монреаля.

В день марафонского забега, около 7 часов утра, я уже делал разминку, состоявшую, в основном, из десятикилометровой пробежки, после чего единственной заботой оставалось питание. Необходимо было максимально восполнить израсходованные запасы энергии, иначе мне не пройти и половины дистанции.

В восемь тридцать я, так сказать, заправился: съел яичницу из двух яиц, мясо, хлеб и мед - снова углеводы.

Прошло еще два часа, и вновь я принялся за еду. Было уже около половины одиннадцатого, и начался обычный завтрак. Помимо прочего съел кусок курицы, чем удивил самого себя: вообще-то я люблю куриное мясо, но редко ем его, так как есть курицу руками - малоприятное занятие. Но я знал, что куриное мясо легко усваивается организмом. Питание перед марафоном - очень важный фактор, ибо бегун выбывает из соревнований, если нарушается нормальное функционирование желудка. В связи с этим я вспоминаю своего земляка Юакку Тойвола, который, впервые участвуя в марафоне, вынужден был пару раз забегать в частные дворики, иначе ему пришлось бы испачкать штаны...

Напряжение на старте нарастало от одного лишь сознания, что здесь собралась очень опытная и сильная дружина. Вот разминается местный бегун - канадец Джером Дрейтон, фаворит канадской публики. А там, подальше, прохаживается маленький и худощавый Карел Лисмонд, бельгиец, чемпион Европы 1971 года. Рядом подпрыгивает другой фаворит - итальянец Джузеппе Чиндоло, ему принадлежит лучшее время сезона. Внезапно я вспомнил, что еще до Мюнхенских игр я обошел в забеге на 10 километров этого самого Чиндоло на целый круг, показав время 27.52,4. А сейчас смогу ли я обойти его на один километровый столб?

Наиболее усердно я искал глазами американца Фрэнка Шортера, победителя Олимпиады в Мюнхене, ориентируясь на которого я и решил строить свою незамысловатую тактику: буду тянуться за ним сколько хватит сил. Я считал, что именно Шортер должен стать победителем соревнований. Имя Вольдемара Цирпинского в то время мне ни о чем не говорило.

Едва миновали первые полчаса, как я понял, что допустил серьезную ошибку. Я не стал пить ни на 6-м, ни на 11-м километре, в то время как «старая лиса» Фрэнк Шортер прикладывался к бутылке оба раза. А именно мне, больше чем кому-либо другому, следовало сделать то же самое, потому что в моем организме уже со вчерашнего дня после бега на 5000 метров образовался дефицит жидкости.

Я понял это, миновав питьевой пункт на 11-м километре. Понимая весь ужас положения, я, к изумлению бежавшего рядом со мной голландца Херменса, воскликнул: «Дай глотнуть!» Но было уже поздно: Херменс не успел отреагировать на мои слова, и его до половины опорожненная пластмассовая бутылка полетела, постукивая по асфальту. Это получилось не преднамеренно - добропорядочный голландец сам выражал потом сожаление по поводу случившегося.

Ошибка очень меня огорчила. К тому же в сутолоке возле питьевого пункта я потерял из виду Фрэнка Шортера. Где он? И вдруг я услышал его голос из середины группы бегунов: «Lasse, I'm hеге!» («Лассе, я здесь!»). Фрэнк явно догадался, что я поставил себе целью идти за ним с начала и до конца. И я действительно следовал за Шортером, как акула за кораблем. К чему это в конце концов приведет, у меня еще не было ни малейшего представления.

Миновав питьевой пункт на 26-м километре, Фрэнк Шортер дал бой. На подъеме он прибавил скорость, за ним последовали Вольдемар Цирпинский, индийский «сюрприз» Шивнах Сигх, Джером Дрейтон, а также второй представитель США Билл Роджерс. Они ушли вперед, а я отстал.

Километра через два, на подъеме за железнодорожным мостом, я достал Роджерса. А еще через 2 километра передо мною возникла спина Сингха. Через такой же интервал я настиг и Дрейтона.

Теперь я бежал уже третьим!

Асфальт, видимо, требовал от бегунов дополнительных усилий, иначе мне не удалось бы настичь эту тройку. Я и сам уже бежал медленнее, чем вначале. До 25-го километра все пятикилометровые отрезки покрывались равномерно за 15.15-15.24, однако на следующие 5 километров ушло уже ровно 16 минут.

К этому моменту я понял, что смогу преодолеть всю дистанцию. Погода была не жаркая, почти все время накрапывал приятный дождичек. Если бы температура воздуха была 36 градусов, а влажность 88 процентов, как во время моего первого несостоявшегося марафона в Оулу, то я, конечно, до финиша не добежал бы. При такой жаркой погоде организм теряет максимум влаги, а во мне лишней жидкости не было. Если бы не благодатный дождь, у меня начались бы судороги ног.

Время испытаний наступило для меня на 36-м километре, когда я выпил сок ряпушки. И ноги, и сердце работали как надо, но в организме уже не осталось резервов, из которых можно было бы черпать силы. Шаг стал тяжелым. Я понял, что впереди меня ждут страдания.

Примерно на 37-38-м километре рядом со мной впервые появился Карел Лисмонд. Бельгиец не случайно носил звание чемпиона. Он сумел удивительно тонко и точно распределить скорость и силы. Никаких неоправданных рывков в начале дистанции, а затем, когда другие начали уставать, он постепенно стал наращивать скорость.

Мы пробежали вместе с полкилометра, пока нас не настиг еще один спортсмен, огромный детина из США, Стив Кардонг. Он и Лисмонд переглянулись и ушли вперед. У меня не было сил последовать за ними.

Скорость все падала, иногда мне казалось, что я ползу. Когда вдали, наконец, показался олимпийский стадион, я вновь поравнялся с Джеромом Дрейтоном. Так, вдвоем, обессилевшие, мы продолжали путь. Я пробежал пятикилометровый отрезок (между 35-м и 40-м километрами) за 17.17, а Дрейтон - за 17.20. Откуда-то нашлось еще немного сил, и я чуть прибавил скорость. Едва ли это было заметно на глаз, но канадец совсем изнемог и отстал. В эту минуту я понял, что в конце марафона нужно только сохранять скорость, ибо уже никто не в состоянии спуртовать. В этом заключается секрет победителей марафона.

Нам с Дрейтоном не пришлось искать товарищей по несчастью через увеличительное стекло. Шивнах Сингх проплелся последние 2195 метров за 8.42,0, а Билл Роджерс - за 11.41,8. Последние 10 километров он бежал, спотыкаясь и пошатываясь, более 40 минут, но все же не сошел с дистанции. Крепкий парень!

Позже мне рассказывали, что Роджерс еще на отборочных соревнованиях в США вот так же плелся по стадиону, заканчивая марафонский бег. Тогда на последней миле судороги сковали ему ноги. Возможно, он и теперь по той же причине потерял скорость.

Я узнал также, что долговязый Стив Кардонг на тех же отборочных соревнованиях начал марафон столь же медленно, как и в Монреале. Тогда он переместился с 26-го места в начале бега на третье на финише. Теперь на 15-м километре он был двадцатым, а на финише - четвертым. Настоящий мастер бега по принципу «торопись медленно!»

Преодолев черту финиша, я был вынужден присесть на минуту у дорожки - настолько изнурительным был бег. Мне дали кружку с водой и губку, которой я вытер пот, а затем пошел в раздевалку.

Несмотря ни на что, дело было сделано! Позади осталось 42 километра крепкого, как камень, монреальского асфальта. Мой конечный результат был 2:13.10,8. Из финских спортсменов только Лятся-Пекка лучше меня пробегал эту дистанцию!

А затем наступила реакция. Выпитая вода вдруг забурлили в моем желудке, и меня вырвало. Я распластался на полу в комнате отдыха и провалялся там свыше часа. Пробовал еще попить, но вода, едва успев попасть в желудок, тут же извергалась обратно. И все же мой организм очень нуждался в жидкости. Лежа на полу, я все время менял положение, пытаясь найти такую позу, при которой успокоился бы желудок, но ничего не получалось. С помощью заместителя руководителя финской легкоатлетическое команды Пентти Карвонена я выбрался из комнаты отдыха и перешел в отведенную для нас раздевалку. Там я пролежал еще около часа, и меня снова стошнило. Сколько раз я проклинал и посылал в преисподнюю марафон и причиненные им мучения! Наконец мне удалось подняться и встать под душ, подставив свое измученное тело холодным струям воды. Самочувствие немного улучшилось. Однако прошло еще около двух часов, прежде чем я смог выйти из раздевалки. Никогда прежде мне не приходилось переживать таких отвратительных минут.

Только к половине первого ночи все постепенно прошло, и я мрачно буркнул врачам нашей команды Хальмеру Квисту и Маркку Явринену, что теперь можно бы и поесть. Куриный бульон, отварной рис и мороженое показались мне райской пищей - я до сих пор помню их вкус. Жизнь, наконец, вновь обрела для меня свою прелесть.

Марафон - это не 10 километров, пройденные даже со скоростью мирового рекорда. Я уразумел эту истину, возвращаясь в Олимпийскую деревню и укладываясь в кровать где-то около 2 часов ночи. Но мне стало ясно, что будь у меня три свободных дня перед марафоном, я завоевал бы призовое место. А еще я подсчитал, что за последние восемь дней пробежал в рамках официальных соревнований 72 километра. Моя олимпийская страда с пятью забегами осталась позади.

В то раннее утро ротационные машины выбрасывали последний номер олимпийской газеты. В ней были опубликованы и окончательные результаты олимпийского марафона.

1. Вольдемар Цирпинский, ГДР 2:09.55,0
2. Фрэнк Шортер, США 2:10.45,8
3. Карел Лисмонд, Бельгия 2:11.12,6
4. Стив Кардонг, США 2:11.15,8
5. Лассе Вирен, Финляндия 2:13.10,8
6. Джером Дрейтон, Канада 2:13.30,0
7. Леонид Мосеев, Советский Союз 2:13.33,4
8. Франко Фава, Италия 2:14.24,6
9. Александр Гоцкий, Советский Союз 2:15.34,0
10. Хенри Шофс, Бельгия 2:15.52,4
11. Шивнах Сингх, Индия 2:16.22,0
12. Чанг Соп Чое, КНДР 2:16.33,2

Но меня газеты не интересовали. Я уже спал.

Подготовил: Сергей Коваль

Источник: Книга "Золоченные шиповки"

 

 

Дата публикации:

Читайте также:

15 апреля 2011, 19:50 - Прощай, грусть
15 апреля 2011, 19:29 - Алексей Гришин: чтобы получить хороший контракт, человек должен подходить с точки зрения внешности, уметь общаться, показать себя...
15 апреля 2011, 18:41 - Олимпийский калейдоскоп. ПЕРВЫЙ СТАРТ — В МАЕ
15 апреля 2011, 18:35 - Рекорды еще впереди
15 апреля 2011, 18:28 - Игорь Заичков: Лондон, Сочи, Минск – все рядом, все близко
15 апреля 2011, 18:10 - В Европе Насте уже тесно
15 апреля 2011, 17:54 - Юрий Борзаковский: Пробежать дистанцию в 800 метров быстрее 1 минуты 40 секунд - это космос
15 апреля 2011, 17:34 - Португальский вояж
15 апреля 2011, 17:26 - Принудительное вегетарианство
15 апреля 2011, 17:19 - Вопрос пола
13 апреля 2011, 23:56 - Теракт в минском метро совершили токарь и электрик. Сегодня в пять утра они дали свои показания.
12 апреля 2011, 23:16 - БФЛА и национальная команда выражают соболезнования семье бронзового призера Олимпийских игр в метании диска Василия Каптюха в связи со смертью сына и всем семьям погибших во время взрыва в Минском метро
12 апреля 2011, 19:14 - В Казани завершился Чемпионат России по акватлону – подводной борьбе в ластах
11 апреля 2011, 16:34 - Давайте кушать солнце!
11 апреля 2011, 16:29 - День рождения паутины

Календарь событий


Журнал
"Мы выбираем бег"

Журнал "Мы выбираем бег"

Партнеры:

tri.by - Триатлон в Беларуси

Клуб любителей бега «АМАТАР»

Run4Fun.by

ПроБЕГ в России и мире

Мир легкой атлетики

Белорусская федерация легкой атлетики

Клуб любителей бега «Свитанок»

Статистика